• Объявления

    • Victor

      Вход на форум   02.11.2016

      В связи с обновлением форума были упразднены логины для входа в свою учетную запись. Теперь в качестве логина необходимо использовать ваше имя (то, что высвечивается при публикации сообщений).

чибис

Пользователи
  • Число публикаций

    15
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Репутация

0 Обычный

О чибис

  • Звание
    Пользователь
  1. Кроме СИСТЕМЫ есть слава Богу СИСТЕМНАЯ оппозиция представленная в парламенте. Но беда в том, что она не может ни на что повлиять даже объединившись втроём. Значит неладно что-то в датском... извиняюсь в российском государстве. Надо вносить изменения в Конституцию -- три фракции должны быть сильнее одной.
  2. Беспартийные председатель и секретарь комиссии выдвигаются трудовыми коллективами (ты веришь этому?) под контролем властей и почти всегда от одного трудового коллектива ("шерочка с машерочкой"). А про училок я вообще молчу.
  3. Ну был я заслан в избирательную комиссию от партии и несколько лет принимал участие в выборах. Зато теперь я знаком с этой кухней на 99%.
  4. Aleksey же понятно сказал, что выборы сфальцифицированы на 146% -- это означает, что на 100 пришедших избирателей приходится 146 вброшенных бюллетеней. Тем не менее он на правильном пути -- ситуацию исправят только наблюдатели, но не в одиночку.
  5. В Артёме на выборы ходит не более 12% избирателей. Если пришло 160 избирателей, то вбрасывают 200 бюллетеней. Verber, твой голос имеет значение и идёт в зачёт властям -- у нас же есть "демократия".
  6. Беру свои слова обратно Диванный электорат не подходит
  7. ... и ермолаем
  8. Вот и делай выводы -- с этой машиной не стоит и начинать борьбу. Не хочешь объединяться с КПРФ -- объединяйся с другими. А обижаться не на кого.
  9. http://ria-primorye.ru/news/kriminal/2017-03-30/v-izbirkome-artema-rabotaet-ubep На моём участке фактические результаты такие: КПРФ 40%, ЛДПР 39%, ЕР 15%, СР 5%. Новиков - 4-е место из 6-и.
  10. http://korrupciiboi.ru/narodny-kolokol/chto_otnyat_u_obezdolennogo.html Кто знает что это за агентство М
  11. Я думаю так. Например для заказного убийства требуется четыре участника -- заказчик, посредник, организатор и исполнитель. А сколько их необходимо для "отжатия" квартиры у инвалида? Может быть кто-то знает?
  12. http://ria-primorye.ru/news/kriminal/2016-06-07/invalidov-v-primore-obmanom-lishali http://www.vostokmedia.com/r2/06-06-2016/n288683.html http://artemiada.ru/index.php?option=com_k2&view=item&id=958:2016-04-10-15-08-49&Itemid=341 http://vestiprim.ru/2016/01/27/rabotnik-otdela-opeki-i-popechitelstva-artema-lishila-kvartiry-invalida-2-gruppy.html "Вина" Маториной в том, что это она, а не прокуратура РАСКРЫЛА и ОБНАРОДОВАЛА эту человеческую трагедию. В настоящий момент разворачивается 2-е действие той же трагедии по мотивам бессмертного произведения Аркадия Гайдара "М.Квакина и друг её Тимур".
  13. http://korrupciiboi.ru/narodny-kolokol/zachem_prokuroru_i_policii_artema_iskat_kriminal_u_invalidov.html Самыми главными преступниками во втором по величине городе Приморья оказались инвалиды, которые просто улучшали свои жилищные условия Мы надеемся, что эту публикацию обязательно прочтет прокурор Приморского края Сергей Бессчасный. Потому что в ней – рассказ о том, как прокуратура бывает «избыточно бдительной» в части тех вопросов, которые касаются жилья, квартир и инвалидов в Артеме. Просто не верится, большинство криминала в Артеме совершает инвалидами… Татьяна Маторина 1959 года рождения – маленькая худая женщина. У нее не видит один глаз, десяток болезней, вторая группа инвалидности и серьезное онкологическое заболевание. Удивительно, но для такой маленькой женщины, она и сегодня остается поразительно активной. Татьяна Маторина – в Артёме человек широко известный. В течение полутора десятков лет она бессменно возглавляла городское общество инвалидов. И, даже несмотря на собственные весьма серьёзные недуги, она вела не просто работу, а борьбу за жилищные права людей с ограниченными возможностями. И отголоски этой борьбы не утихают до сих пор, если не сказать, что грозят ей весьма серьёзными правовыми проблемами. Проиграл дело в суде – готовься стать подсудимым В «лихие 90-е» (да и в последующий период) Артём был далеко не самым спокойным в криминогенном отношении городом. Поэтому едва ли стоит удивляться тому, что не непосредственно к социальным службам, коим «по штату» положено заниматься разрешением вопросов инвалидов, а именно к председателю своего общества чаще обращались страждущие, многим из которых было элементарно негде жить. И Татьяна Маторина, как заправский дипломат, «выбивала» «углы» и комнаты, чтобы инвалиды могли помогать друг другу – без страха быть обманутыми ушлыми дельцами, да и просто разного рода проходимцами. Полтора месяца назад «Приморский репортёр» уже писал о 39-летней работнице департамента здравоохранения Приморского края по г. Артёму, которая осуждена на 5 лет лишения свободы за совершение мошеннических действий с недвижимостью, принадлежащей инвалиду. Тогда на скамье подсудимых оказалась только эта государственная служащая, а в результате прокурорской проверки выявлены серьёзные нарушения в деятельности администрации Артёмовского городского округа, касающиеся жилья. Вот только были ли эти нарушения на самом деле? Запомните эту деталь – это очень важно. Вообще, интерес прокуратуры г. Артёма к квартирным делам (в том числе, к тому, как выдается жилье для инвалидов и других опекаемых лиц), активизировался, по нашему мнению, в этом городе пару лет назад. Дело в том, что два года назад в город Артем прислали нового городского прокурора – Тимура Кушнарёва из Хабаровска. Характеристики у Тимура Кушнарёва – самые положительные. Кстати, в Хабаровске фамилия Кушнарёв – весьма распространена в юридических кругах. Например, президентом Хабаровской краевой адвокатской палаты является Виктор Кушнарёв. Предшественник Тимура Кушнарёва на посту прокурора – Сергей Вислобоков, был уволен за серьезное должностное нарушение и, видимо, поэтому, на «артемовское направление» был назначен человек аж из Хабаровска, как не связанный с местными элитами. Кстати, Сергей Вислобоков был уволен со своего поста именно после скандальной истории с предпринимателями, которые занимались каким-то строительством в районе бухты Тавайза – якобы тогдашний прокурор от них требовал чего-то, что вышло за рамки его должностных обязанностей. А вот теперь – история, в которой вдруг переплелись мнения и интересы Татьяны Маториной, других инвалидов, нынешнего прокурора и местной полиции. В 2011 году в городе Артеме инвалид Любовь П. – престарелая уже женщина, одиноко проживавшая в своей квартире в доме №79 по ул. Кирова, добровольно решила подарить ее другому инвалиду – Петру М. Для справки: Петр М. – молодой человек, тоже инвалид, который вышел из детского дома без квартиры и какого-либо угла. По условиям договора дарения, Любовь П. дарила Петру М. квартиру на тех условиях, что обременением оставался факт ее дальнейшего пожизненного проживания в этой квартире. «Состыковаться» двум инвалидам помогла Татьяна Маторина: Петр получал место проживания, а Любовь П., не лишаясь квартиры, получала какой-никакой уход и гарантию того, что из этой жилплощади ее никто не выгонит. Собственно, Любовь П. живет в этой квартире и сейчас. Да вот беда: не прошло и года, как родная сестра Любови П., о которой не было ни слуху, ни духу, вдруг узнала о том, что жилплощадь родственницы «ушла» — и убедила сестру, в том, что с жилплощадью ее одурачили. И грянул суд! В своем иске Любовь П. заявляла, что не согласна с переходом её квартиры по ул. Кирова, д. 79, в собственность Петра М. на основании договора дарения. Якобы не помнила, как подписывала этот самый договор. И ей даже можно было поверить: владелица квартиры – женщина далеко не молодых лет, инвалид с детства, страдающая ДЦП, травматической эпилепсией и другими серьёзными психическими заболеваниями – в соответствии с договором дарения передавала своё жилище достаточно молодому Петру М. на условиях ухода за ней и сохранения права пользования этой жилплощадью. При этом у неё самой сохранялось также и право проживания в этой самой квартире. Сестра Любови П. пыталась внушить суду, будто никакого ухода и ни малейшей тени заботы со стороны Петра М. нет, а сама Любовь П. одариваемого знать не знает и – в довершение «чуда» — на момент совершения дарения находилась… в состоянии запоя. Мол, что с пьяного, да и психически больного возьмёшь? О какой дееспособности и возможности отдавать себе отчёт в производимых действиях можно вести речь и, тем более, — руководить ими?.. Татьяна Маторина, насколько позволяли имевшиеся в её распоряжении аргументы, в суде доказывала, что истица на момент заключения договора дарения находилась в относительном здравии и в полностью адекватном состоянии (ни о каком «запое» речи и быть не могло), сама – без помощи со стороны – подписывала документы в органе Росреестра, фиксирующем сделки с недвижимостью. А, вот, невесть откуда вынырнувшая сестрица – та не ухаживает за страждущей, не помогает ей. Что же касается Петра М., то он – сирота, является членом общества инвалидов. Сама же Татьяна Маторина выступила в его защиту из тех соображений, чтобы этот молодой человек не стал жертвой квартирных махинаторов (не секрет, что «чёрные риелторы» немало наследили и на артёмовской земле). В поддержку доводов Маториной выступил на суде и адвокат Андрей Логинов. Но, несмотря на достаточно весомые аргументы, приведённые стороной ответчика, суд счёл возможным принять сторону истца. В итоге, сделка была признана ничтожной, подаренная было квартира, вернулась в собственность Любови П. Перевес оказался на её стороне – в силу более весомого экспертного мнения. Недееспособность дарительницы устанавливало ФБУ «Приморская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ», специалисты которого признали: в момент заключения договора дарения означенная гражданка «страдала психическим заболеванием, лишающим её способности понимать значение своих действий и руководить ими». Эксперты были категоричны: нахождение Любови П. на учёте у психиатра по поводу судорожных припадков, нерегулярность лечения, алкоголизм не позволяют ей адекватно оценивать происходящее, а значит, и понимание сути договора дарения недвижимости у неё напрочь отсутствовало. Подвергать сомнению недостоверность выводов экспертов суд не стал, посему аргументацию стороны ответчика практически с порога отверг: куда там адвокату и общественному защитнику что-то знать и ведать – выводы господ экспертов из государственной конторы незыблемы. И то, что в договоре, как говорится, чёрным по белому, указано: единственным лицом, имеющим право пользования квартирой, является Любовь Михайловна П., и никаких других лиц, обладающих подобными правами, не имеется; стороны подтверждают свою дееспособность и проч., — всё это не воспринято судом как иное (в сравнении с экспертным заключением) мнение… Естественно, вместе с исковым заявлением в суд, сестра Любови П. обратилась и в полицию. Но поскольку такого рода споры – это гражданско-правовые отношения, а суд, к тому же, вернул квартирную сделку в «исходное состояние», то состава преступления в действиях Петра М. или кого-либо еще полиция не усмотрела. Да и нет там состава преступления: в любом городском или районном суде таких дел – масса. Полиция подписала отказной материал, прокурор его утвердил и лег этот материал на пыльную полку архива еще в 2012 году, как и тысячи ему подобных материалов. Но, как рассказал адвокат Татьяны Маториной Андрей Логинов, в 2015 году прокурор Тимур Кушнарёв вдруг нашел этот материал, проверил его, осознал, что полиция отработала его не полностью… И полиция вновь провела проверку, в ходе которой было установлено – в отношении Любови П. было совершено мошенничество. Правда, неустановленными лицами. И спустя три года (!) по устоявшемуся и давно забытому материалу, где имеется решение суда следователями УМВД по г. Артему вдруг возбуждается уголовное дело. Пока – только по факту. При этом в качестве потерпевшей выступает эта несостоявшаяся дарительница, а свидетелем проходит… Да, вы догадались правильно: Татьяна Маторина, которая была на суде представительницей одариваемого. При этом следовательУМВД по г. Артему Анастасия Курзова уже начинает вызывать Татьяну Маторину, говоря о том, что та может стать и подозреваемой. И это при том, что Маторина серьезно больна, проходит курсы химиотерапии и для допросов полиции малопригодна в силу того, что «выгодоприобретатем» в случае с квартирой Любови П. стал Петр М., но никак не Маторина. Все, что могла сказать Маторина, уже давно установлено Артемовским горсудом – бери и читай. Но, видимо, у следователя Курзовой – свои задачи. Потому как Любовь П., которая, как мы помним, была признана фактически недееспособной — «страдала психическим заболеванием, лишающим её способности понимать значение своих действий и руководить ими» (как это установлено экспертами и судом! – прим.Авт), была допрошена следователем Курзовой и признана потерпевшей. При этом Курзова как будто не понимает, что на таких показаниях обвинение строить нельзя: недееспособный человек может быть признан потерпевшим, но вот его показания – с вероятностью 99% суд проигнорирует. Хотя, по идее, показания Любови П. нужно признать незаконно добытыми еще на стадии прокурорского надзора над делом. Но эти нарушения Артемовская городская прокуратура не видит. Подытожим: когда выгодно «отжать» подаренную квартиру, Любовь П. недееспособна, а когда нужно «упаковать» бывшую руководительницу артемовских инвалидов – то Любовь П. вполне даже дееспособна. Полиция ломает дверь… свидетелю Но есть и другое «квартирное дело», в рамках которого инвалид Маторина фигурирует уже в качестве подозреваемой. Дело также находится у следователя Курзовой. И надо же такому случиться, что по этому делу свидетелем проходит… родная дочь Татьяны Маториной – Анастасия Никифорова. И недавно следователь Курзова сработала весьма оригинально, в духе американских боевиков 1990-х годов: хотя Анастасия Никифорова фигурирует в этом деле, как свидетель, работница полиции захотела… провести у нее обыск! Ну это еще можно было бы как-то объяснить, а вот дальше начинается подлинная полицейская «активность» — Анастасия Никифорова на обыск в своей квартире попасть не смогла. В это время она ехала из Владивостока, где работает, в Артем. Получив звонок следователя о том, что сейчас в ее жилище хотят провести обыск, свидетель Никифорова попросила подождать полчаса. Но, увы, следователь ждать не стала: не церемонясь, следователь Курзова распорядилась взломать двери, в результате чего Никифоровой был причинён серьёзный материальный ущерб. Дверь пришлось покупать новую, ценой в 13 тысяч рублей, что для Никифоровой, вдовы с маленькой дочерью и матерью-инвалидом, весьма ощутимо! Честно говоря, автору этих строк никогда не приходилось слышать такого, чтобы дверь к свидетелю выламывали для проведения обыска: воистину, артемовское правосудие, наверное, пользуется собственным Уголовно-процессуальным кодексом, который отличается от общероссийского. Кстати, целесообразность и, тем паче, — законность такого спешного проведения обыска и взлома двери и повреждения до невосстановимого состояния дверной коробки, так никто и не подтвердил по настоящее время. Ответа от руководства УМВД России по Приморскому краю Анастасия Никофорова тоже пока не получила. Но главное: «око государево» в лице работников прокуратуры города Артема не видят в действиях следователя полиции Курзовой никаких нарушений – наверное, в Артеме так принято: взламывать квартиры свидетелей! А, может быть, это происходит потому, что инициатором возбуждения уголовных дел по мошенничеству с квартирами была как раз-таки сама городская прокуратура? «Неудобная» Маторина: «Они хотят, чтобы я умерла с клеймом «уголовницы» Не всегда у нас оппоненты в споре ведут себя цивилизованно. Даже если не идёт речь о каком-то физическом воздействии (по отношению к людям, страдающим тяжкими недугами и потому – ограниченными в своих возможностях, это было бы совсем чем-то диким, варварским), в ход может быть пущен вездесущий «административный ресурс». И именно он, полагает Татьяна Маторина, и является сегодня главным препятствием её деятельности по защите прав инвалидов в городе Артёме. Надо полагать, не от хорошей жизни бывшая глава инвалидов г. Артема вынуждена была обращаться в краевую прокуратуру (оттуда поручение разобраться с нарушениями жилищных прав инвалидов 28 марта 2016 г. было передано в Артёмовскую городскую прокуратуру), искать поддержки у уполномоченного по правам человека в Приморском крае (в ответе от 29 марта т.г. документально обозначен повод – «давление со стороны прокуратуры и следственных органов» — и дано поручение прокуратуре Приморского края доподлинно разобраться в сути противостояния). Однако, мошенничество – это не единственный криминал, который сегодня пытаются обнаружить в действиях инвалида второй группы Маториной. Если усмотреть в действиях Татьяны Маториной мошенничество с квартирой пока не удалось (то самое жильё на улице Кирова даже во временном пользовании у руководителя организации артёмовских инвалидов не находилось, а уж о какой-то «личной корыстной заинтересованности» и говорить не приходится!), то правоохранители готовы зацепиться за другой эпизод конфликта. Речь идёт о том, что временно обосновавшуюся — по устному согласию с Татьяной Маториной, без оформления соответствующих документов — в муниципальной квартире гражданку М. пришлось «попросить» из жилья. А дело было так: жила-была в Артеме женщина-инвалид М., которая фактически бомжевала. И на некоторые время эту самую М. с ее баулами пустили пожить в чужую квартиру. Ну, а дальше начались события, как в известно сказке с рукавичкой – мало того, что М. понравилось жить в чужом помещении, ничего не оплачивая и пользуясь всеми благами цивилизации, так еще и стала она там пьянки устраивать и громко кричать. В один прекрасный момент, хозяева квартиры и несколько инвалидов вскрыли дверь в коридору, ведущий в комнату М. (оговоримся, квартира не принадлежит М., она не имеет там прописки и каких-либо прав там проживать тоже нет) и предложили М. добровольно освободить занимаемое помещение. И буквально тут же М. обратилась в полицию с заявлением о «самоуправстве» — оказывается, предложение об освобождении комнаты, которую она занимала незаконно, по ее мнению, есть преступление. Участковый из УМВД по г. Артему несколько раз проверял явно надуманные заявления М. и несколько раз выносил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела: но нет там криминала – хоть ты тресни. Однако, с недавних пор материалу по заявлению М. пытаются придать «второе дыхание». Как рассказал адвокат Андрей Логинов, после того, как отказной материал по «самоуправству» оказался в прокуратуре, полиция вдруг стала активно работать в направлении незаконных действий Татьяны Маториной в этой ситуации. «У меня есть такое ощущение, что в прокуратуре Артема имеют какое-то особое представление о борьбе с преступностью. И опираются в этой борьбе не на факты, а на показания «удобных» и «управляемых» людей, — говорит адвокат Андрей Логинов. – То используются показания людей с психическими отклонениями, то за основу берут заявление женщины-дебошира с асоциальным поведением! Почему? Потому что нет нормальных показаний и нормальных свидетелей?» Сама Татьяна Маторина высказывается о возникшей ситуации с ее возможным уголовным преследованием и правовым беспределом в отношении ее дочери более резко. Татьяна Маторина: - Я не знаю, сколько мне осталось жить. Год, полтора, если повезет – два. У меня серьезное заболевание, постоянные сеансы химиотерапии. Я плохо вижу и еле хожу. После того, как в 2015 году на меня началось давление со стороны полиции и прокуратуры, мое здоровье резко ухудшилось. Я болею всю жизнь. Но сейчас я боюсь не смерти, а бесчестья. Я думаю, что все эти работники правоохранительных органов, которые устроили мою травлю и преследование членов моей семьи, наверное, хотят, чтобы я умерла с клеймом уголовницы. А почему, за что? Нашу работу никто не видел, а мы ее вели каждый день. Последние 15 лет я помогала всем нашим слепым, больным и беспомощным получить хоть какие-то углы для жизни. Потому что мы, самые активные инвалиды города Артема, не хотели, чтобы наши подопечные – одиноко живущие, всеми позабытые старики, были бы выброшены на улицу «черными риелторами». За все эти 15 лет мы постоянно выявляли факты, что инвалиды и старики в Артеме безвестно пропадают, а потом их имуществом по поддельным доверенностям пытаются распоряжаться какие-то люди, приехавшие из других регионов. Все эти годы мы выживали сами: какие-то квартиры нам давала администрация, а какие-то комнатки или углы мы находили для тех, кому реально негде жить. И последние полтора года я ощущаю, что давление на меня исходит именно от прокуратуры Артема. В связи с этим, я хотела бы, чтобы прокурор Артема Тимур Кушнарев ответил бы на вопрос: что у него за интерес именно к квартирам в нашем городе – это служебное или личное рвение? Сергей Спичкин, "Приморский репортёр" А вот теперь – еще одно интересное сообщение. Так сказать, «послесловие». После очередного звонка следователя Анастасии Курзовой, Татьяна Маторина находится в больнице, в отделении кардиологии. А изначально она попала в реанимацию. Будет вовсе неудивительно, что очередная «навязчивая беседа» следователя с женщиной-инвалидом о квартирных делах состоится прямо в больнице….
  14. Ув. andy182, для котлов подобного типа уголь должен быть отсортирован и при сгорании давать шлак, а не золу. Лучше уж иметь Васькину печку, которая абсолютна неприхотлива к качеству топлива.
  15. Дело в том, что он перевернул всё с ног на голову -- сначала установил котёл, а теперь ищет причину почему он не работает. Умные делают наоборот.